Собиратель земель белорусских

dadmin Газета, Статьи из газеты №21 (2019)

3 июля братская Белоруссия отмечает свою Независимость освобождением от немецко-фашистских захватчиков Минска 3 июля 1944г., поздравляя с чем, хочется вспомнить и о человеке, вошедшем в историю «собирателем земель белорусских». Жизнь которого, судьба всей нашей Советской Белоруссии в нынешнем ее состоянии и границах – тесно между собой взаимосвязаны и попросту неотделимы, и речь о выдающемся партийном и государственном деятеле сталинского периода Пантелеймоне Кондратьевиче Пономаренко, на эту свою трудовую вахту заступившему 19 июня 1938г., когда в его лице Советская Белоруссия обрела своего Первого секретаря-«собирателя», позднее ставшего еще и Главным партизаном войны.

А родился Пантелеймон 9 августа 1902г. вовсе не в Белоруссии, а на хуторе Шелковский Кубанской области, и по национальности он украинец, сын крестьянина. В 12 лет поступил подмастерьем в швейную мастерскую, а в 16, в 1918г., вступил в Красную Армию оборонять Екатеринодар (Краснодар). С 1919г. продолжил работать: на нефтепромыслах и железнодорожном транспорте, а с 1922г. – уже на комсомольской работе. В 1925г. вступил в РКП (б) и продолжал получать образование, в 1927г. закончив Краснодарский рабфак, а в 1932г. – Московский институт инженеров транспорта. Далее Пантелеймон 4 года служил на командных должностях в РККА, а с 1936г. – инженер и руководитель группы во Всесоюзном электротехническом институте, где стал и секретарем парткома. И в таком качестве жизнь повторно столкнула его с инструктором отдела ЦК партии А. Чуяновым, с которым они вместе трудились еще в конце 20-х. Алексей рекомендовал своего давнего товарища секретарю ЦК ВКП(б) А. Андрееву, тот всерьез заинтересовался им, и с 1937г. Пономаренко начинает работать в партийном аппарате: сначала инструктором, затем зам. заведующего отделом руководящих партийных органов ЦК.

А вот дальше его жизнь, судьба и история вершатся так, что уже на следующий, 1938-й год, в них происходит неожиданно бурный взлет, и в будущей, яркой и насыщенной партийной и государственной биографии Пантелеймона Кондратьевича начинается первый из ее пяти основных этапов. И начинается он с высокого доверия, оказанного ему лично И. Сталиным, который отправил его, еще такого молодого, на будущую должность Первого секретаря ЦК КП (б) Белоруссии, хотя к этому времени он еще никак не мог быть отнесен к когорте работников ЦК – опытных руководителей, но соответствующие способности и необходимую твердость характера, чтобы разобраться и справиться с основной и главной задачей, поставленной вождем, имел. А задача эта была поставлена в том, чтобы в проводимых, но во многом потерявших над собой контроль репрессионных процессах в республике – на месте разобраться, и их прекратить. И в то, что молодой Пономаренко такую задачу решить, способен, Сталин верил, ибо видел в нем человека, который как раз и был способен не продолжать, как прежде, тупо арестовывать всех, на кого имелись хоть какие-то «разоблачающие сигналы», а спокойно во всем – разобраться, и все объективно взвесить и принять решение. И, с такими большими будущими секретарскими полномочиями отправляя его, Сталин так прямо и давал ему в этом – свои четкие указания. «Чего они там добиваются? Что им нужно? Там так много людей пострадало – и до сих пор репрессии продолжаются. Уже был пленум ЦК партии по этому вопросу (в январе 1938 г.), а они – не унимаются. Поезжайте, наведите порядок, и остановите репрессии». Пономаренко тут же уточнял: «А как это лучше сделать?», на что вождь – ответно советовал: «Идите в тюрьму. Берите дела, знакомьтесь с ними, вызывайте осужденного, выслушайте его, и если считаете, что он осужден незаслуженно, то открывайте двери – и пусть идет домой». Пономаренко уточнял еще раз: «Но, товарищ Сталин, там местные органы и разные ведомства могут быть недовольны моими действиями – и воспротивиться», а Сталин ответствовал так: «Конечно, не для того они сажали, чтобы кто-то пришел и выпустил, но ведомств-то много, а вот Первый секретарь ЦК – один. И если не поймут, поясните им это. От того, как вы себя поставите, будет зависеть ваш авторитет и успешность  работы».

И 18 июня 1938 гг., вместе с секретарем ЦК ВКП(б) А. Андреевым, они прибыли в Минск. На Пленуме Андреев выразил сомнения, что избранное республиканское руководство способно справляться со своими обязанностями, заявил, что для этого нужен совсем другой новый человек, после чего Пономаренко – и представил. И уже на следующий день, 19 июня, в возрасте 36 лет, избранный Пантелеймон Кондратьевич приступил к своим должностным обязанностям Первого секретаря ЦК КП(б) Белоруссии, им так и оставаясь – аж до 1947г., и сразу же, как и советовал Сталин, пошел в тюрьму, стал запрашивать дела заключенных и вызывать их к себе – по одному. И вот какие они, например, были. В деле одного из них, допустим, было, твердо заявлено, что «неоднократно нелегально переходил государственную границу». И да, формально, действительно переходил, поскольку в 1920г. это белорусское местечко оказалось разделенным на польскую и нашу части, и разделенными стали – даже некоторые семьи. Но Пономаренко, в том, разобравшись, сказал: «Иди домой. Прямо из кабинета – свободен» А вот другой сиделец написал поэму «Сталин», но у него так получилось, что хоть первые три строки и начинались с букв – абсолютно разных, но в сумме, по вертикали, получалось, что «Сталин – вош». Пономаренко отпустил и его, указав посадившим, что: «Вы – неграмотные люди. «Вошь» пишется с мягким знаком».

А когда докладывал об этом на Политбюро, Сталин прокомментировал сие так: «Передайте товарищам наше сочувствие, а поэту скажите, пусть и о тараканах не забывает. Дураков у нас еще много». В итоге многие арестованные, после того, как с их уголовными делами ознакомился новый Первый секретарь ЦК, места заключения покинули – он их отпустил. И хотя в местных органах и ведомствах действительно оказались люди, кто этим – стал весьма недоволен, но Пантелеймон Кондратьевич вынес им такой свой вердикт: «Решайте сами, по какую сторону тюремной стены вам больше нравится», и недовольные быстро поняли, что сие – не острословие, а предупреждение, и все пошло дальше, как тому и следовало бы идти. Так высокая степень доверия, оказанная Сталиным Пономаренко, и его абсолютно правильная оценка организационно-партийных способностей и возможностей своего назначенца – себя полностью оправдали на его первом этапе работы в Белоруссии Первым секретарем.

  А этап второй его деятельности в Белоруссии, историей определенный – это ее воссоединение, после которого он и обрел такое высокое свое звание, как «собирателя ее земель». Хотя, к этому времени, уже стал: членом ЦК ВКП (б), с 1939г. (по 1961г.), депутатом Верховного Совета СССР, с 1938г., с 1-ого по 4-й созывы, членом Президиума Верховного Совета СССР, с 1941г.(по 1958г.). Но 1 сентября 1939г. немецко-фашистские войска с запада перешли границу Польши, и началась Вторая Мировая война. В результате чего Польша, как государство, фактически прекратила свое территориальное существование, и 17 сентября советские войска перешли уже восточную ее границу, чтобы освободить и вернуть назад, отторгнутые, ею в 1920г., обширные территории восточнее «линии Керзона» – Западной Украины и Западной Белоруссии. Которую, в основном, составляли ее Брестская и Гродненская области, разделяя республику, фактически, 20 лет пополам. В связи с этим П. Пономаренко вошел в состав Военного совета Белорусского Особого военного округа и вместе с передовыми частями Красной Армии, в форме ее комиссара, советско-польскую границу также перешел. Вместе с командующим А. Еременко, руководя перешедшими войсками, а с белорусским населением освобожденных западно-белорусских городов и поселений, практически, везде, с бойцами и командирами Красной Армии – радостно встречаясь и приветствуя, и в результате таких действий советской стороны, освобожденные Брестская и Гродненская области в состав БССР, были возвращены. А когда встал вопрос о возможной передаче братской УССР района Полесья с Пинском, к ней пригранично примыкающего, Пономаренко смог убедить И. Сталина и отстоял для белорусов и эти территории, и потому действительно так стал «собирателем всех земель белорусских» в составе СССР.

 Третьим же, и, безусловно, самым выдающимся этапом деятельности Пономаренко, этапом больших испытаний – его, и всей страны, стала Великая Отечественная война, с самого начала которой он сразу же стал входить в состав Военных Советов фронтов: Западного, Центрального и Брянского. С декабря 1941-го был в Совете 3-й ударной армии Калининского фронта, а с 30 мая 1942г. стал начальником Центрального Штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, оставаясь на этой должности до 13 января 1944г. При этом параллельно, в марте-апреле 1943-го вновь вошел в состав Военного Совета Центрального фронта, за что 25 марта получил звание генерал-лейтенанта. И так, находясь полтора года в руководстве партизанским движением страны, Пантелеймон Кондратьевич стал, по сути, тем главным партизаном войны, кто руководил, фактически, всем антифашистским движением на всей оккупированной территории Советского Союза. Причем с такой твердостью и решимостью, что в 1944г. даже стал вынашивать план собственно партизанского штурма и освобождения Минска, чтобы этот, столь родной и близкий ему город, освободили, в своем гневе поднявшиеся, именно народные мстители. Хотя освобожден он 3 июля был, конечно же, прежде всего ударными частями нашей Красной Армии. Взятием Бреста 29 июля территория Советской Белоруссии была освобождена полностью, а еще несколько ранее, 21 июля, в районе ныне печальной известной Беловежской пущи была перейдена граница с Польшей, и началось освобождение уже и ее.

После же освобождения Минска, Пономаренко становится Председателем правительства победившей, воскресшей и восстанавливающийся после разрухи войны республики. С 1944г. по 1946г. – Совета Народных Комиссаров, а с 1946г. по 1948г. – Совета Министров БССР. И он очень многое сделал для восстановления ее хозяйства, ее культуры, и, в частности, весь послевоенный план застройки Минска готовился архитекторами по его предложениям и при его непосредственном участии. В том числе, и в первую очередь, и нынешний проспект Независимости. И потому Пантелеймон Кондратьевич, безусловно, заслужил определение не только «собирателя», но и надежного «хранителя» всех земель белорусских. В том числе и тем, что смог снова убедить И. Сталина и Политбюро о вхождении после освобождения Полоцка не в состав РСФСР, а в состав БССР, в результате чего Белоруссия окончательно обрела свои нынешние границы, превзойдя при Пономаренко свои границы до 1939г. – вдвое.

А в 1948г. начался его четвертый и, можно сказать, уже последний этап взлета в партийной и государственной деятельности. Сугубо сталинский, и до самого Кремля. Ибо Сталин всегда очень высоко ценил Пантелеймона Пономаренко, давая ему такие свои характеристики: «Это – особый человек: он пришел на партработу с преподавательской, но блестяще освоил дело, отличается изумительной честностью и ответственностью, глубокий аналитик. Он очень умный, многоопытный, стойкий, бескомпромиссный, никогда не шатавшийся и не менявший своих убеждений большевик. Человек, верный своим принципам, долгу, сделавший для людей много хорошего». И еще Сталин очень ему доверял, видя в нем человека, который всегда будет руководить верно, и при любых сложностях, что были и быть могут. Потому с 1 июля, будучи вызванным в Москву, Пономаренко, по масштабу и уровню своей деятельности, уже поднялся до должности одного из 5 секретарей ЦК ВКП (б). При этом заметим, что, появившись из Белоруссии, он стал секретарем на целых полтора года раньше Хрущева, у которого дела на Украине, очевидно, шли несколько похуже, чем у Пономаренко в Белоруссии, и потому доверие – вызывали меньшее. Он стал секретарем ЦК только 16 декабря 1949г., что, безусловно, могло сильно ударить по его самолюбию, и он воспринял происшедшее, как повод, чтобы, при случае, отомстить. Что позднее – и сделал. Тем более, что, кроме секретарства в ЦК, Пономаренко одновременно, с 27.10.1950 по 12.12.1952, был еще и Министром заготовок в Совете Министров СССР. А будучи на XVIII съезде ВКП (б) избран только членом ЦК, он, после XIX съезда, стал уже, во-первых, с 16.10.1952г. – членом Президиума ЦК КПСС, а во-вторых, с 12 декабря 1952г. – даже заместителем Председателя Совета Министров СССР.

Что, безусловно, свидетельствует о том, что к этому времени Сталин все более стал ориентироваться на него, как на своего возможного преемника. Ибо вопрос о своей отставке, в виду надвигавшейся старости и нездоровья, поднимал уже на октябрьском Пленуме ЦК КПСС, а весной 1953г., на заседании Президиума ЦК, намечал к нему вновь вернуться. И буквально за несколько дней до его кончины, с ведома Сталина, была подготовлена записка с предложением о назначении Председателем Совета Министров СССР именно Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко. Причем этот проект был завизирован уже почти всеми первыми лицами, за исключением Берии, Маленкова, Хрущева и Булганина. Однако смертельная болезнь Сталина эту записку не позволила им рассмотреть, а тем более завизировать, ну а после его кончины этот проект был ими сразу же, далеко отодвинут. Потому что, во-первых, власть в стране, во многом, могла перейти именно в их руки, а во-вторых, и Берия, и Маленков, и Хрущев понимали, что с приходом к власти Пономаренко в их политической карьере вполне могли появиться существенные сложности. И потому сразу же после смерти И. Сталина, он, как один из ближайших его выдвиженцев, уже 6 марта с секретарства в ЦК был снят, из членов Президиума ЦК в его кандидаты – передвинут, а 15 марта снят и с должности заместителя Председателя Совета Министров СССР. В итоге пришедший к власти Хрущев постарался вообще как можно быстрее и подальше «задвинуть» своего ближайшего конкурента, а тот документ-записка – исчез навсегда.

И в биографии одного из самых убежденных сторонников Сталина – Пантелеймона Кондратьевича Пономаренко начался пятый и последний ее этап, который можно назвать не иначе, как «хрущевскими ссылками к закату»: куда бы подальше, да поглуше. Так, в 1953-54гг. – он уже только министр культуры СССР. С февраля 1954г. по 1955г.-1-й секретарь ЦК КПСС в Казахстане. Далее, в 1955г., на не влиятельной должности посла в ПНР. Затем, в 1957-1959гг., посол еще подальше – в Индии и, по совместительству, Непале. После чего его постсталинский политический «закат» заканчивается окончательно, вот каким образом. В 1959 – 1961гг. – он посол в Нидерландах, где, как участник в похищении советской перебежчицы и на улицах Амстердама вступивший в драку с представителями полиции, объявляется правительством страны персоной нон грата. В том же, 1961г., не избирается уже даже и в ЦК, а затем, в 1961-1962гг., только представитель СССР в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене.    С 1962г. он уже вообще только на сугубо преподавательской работе в Академии общественных наук при ЦК КПСС, а с 1978г. становится просто персональным пенсионером союзного значения. Который за свою славную советскую биографию сталинского периода, был награжден: 3 орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Суворова 1-й степени, Отечественной войны 1-й степени, «Знак Почёта», медалями. И до конца самых последних дней своей, достаточно долгой жизни, так всегда и хранил в себе самое высокое уважение к Сталину, очень его ценил и считал великим деятелем истории. А, говоря про Хрущева, всегда указывал на его непорядочность, мстительность, злобность, и на то, какой очень большой вред он нанес партии, Советскому Союзу, делу социализма и всему коммунистическому и рабочему движению в мире.

Умер Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко 18 января 1984г. в Москве и похоронен на Новодевичьем кладбище. Где обрел свой Вечный покой, как выдающийся советский «собиратель земель белорусских», «главный партизан войны» и возможный приемник Сталина, и куда унес личное участие свое – в великих победах, достижениях и свершениях Великой страны Советской его Времени.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!