Штандартенфюрер Гитлера – Лауреат Сталина

dadmin Газета, Статьи из газеты №18 (2019)

Прочтя заголовок, прозападные (и не только) враги Советского Союза (России) радостно улыбнутся: мы же всегда говорили, что Гитлер и Сталин – это одно и то же. И будут  «правы» – только с точностью наоборот: Манфред фон Арденне – личность в мировой науке легендарная, боролся, именно боролся с так вскормленным вами, «западниками» – и тогда, и сейчас – еврофашизмом, за что Сталиным дважды и был награжден.  Родился 20 января 1907г. в Гам­бурге в семье воен­ного чинов­ника, при­над­ле­жав­шего к титу­ло­ван­ному дво­рян­ству. Как барон, получил хорошее домаш­нее вос­пи­та­ние, а, проявив инте­рес к изоб­ре­та­тель­ству, стал учиться в реаль­ной гим­на­зии Фри­дриха: в  1924г. выпол­нил свою первую зна­чи­тель­ную работу, суще­ственно улуч­шив каче­ство меха­ни­че­ской записи звука на пла­стинке – получил первый патент на изобретение,  написал первую книгу.

Учась уже в Бер­лин­ском уни­вер­си­тете, в 1926г. раз­ра­бо­тал ком­би­ни­ро­ван­ную радио­лампу, соеди­нив три лампы в одном ваку­ум­ном бал­лоне, а затем собрал на этой ком­би­ни­ро­ван­ной лампе радио­при­ем­ник, осво­ен­ный затем в серий­ном про­из­вод­стве и выпус­кав­шийся мил­ли­он­ными пар­ти­ями. Зара­бо­тан­ных на этом изоб­ретении денег и кре­дита в 150 тыс. марок хва­тило на покупку боль­шого дома в Берлин-Лихтерфельде-Ост и обо­ру­до­ва­ние в нем част­ной иссле­до­ва­тель­ской лабо­ра­то­рии элек­трон­ной и ион­ной физики. В 20 лет Манфред стал одним из пионеров в области радиотехники и создании электронного телевидения, добился электронной пере­дачи видео­сиг­нала: на выставке радио в 1931г. представил собственное электронное телевизионное устройство, основанное на «бегущем луче», а в 1934г. изобрел электронно-оптический преобразователь изображения.  Изобрел также высо­ко­тех­но­ло­гичные инстру­менты, бла­го­даря кото­рым впо­след­ствии был совер­шен про­рыв в физике мик­ро­ча­стиц: про­све­чи­ва­ю­щий раст­ро­вый элек­трон­ный мик­ро­скоп (1937), рент­ге­нов­ский тене­вой мик­ро­скоп (1939) и дру­гие.

И, естественно, что такой талантливый физик- изобретатель просто не мог в 1939г. не быть привлечен к работам в рамках немецкого атомного проекта. Лабо­ра­то­рия Арденне, которую стал же охранять полк СС, получила пра­ви­тель­ствен­ный заказ «Уран-проект» (Kerwaffenprojekt), который щедро финансировало Министерство почт, а сам Арденне добивался дальнейших успехов.  Разработал усо­вер­шен­ство­ван­ный метод элек­тро­маг­нит­ного раз­де­ле­ния изо­то­пов урана, создал линей­ные и кру­го­вые уско­ри­тели для их раз­де­ле­ния. Разработал метод газодиффузионной очистки и в центрифуге выделения изотопов урана-235, необходимого для атомной бомбы, за что у Гитлера стал штандартенфюрером (адекватно полковнику) СС и кавалером Рыцарского Креста с дубовыми листьями. Однако война двигалась к концу, фюрер запаниковал, все науч­ные работы, не даю­щие быст­рого воен­ного эффекта, в 1944г. были лишены финан­си­ро­ва­ния, а в апреле 1945г. Лабораторию окружили Советские войска.

И что делать? Арденне, убежденный, как и многие другие ученые, что после поражения Германии атомная монополия США представляет опасность для мира, во-первых, дал согласие участвовать в проекте по разработке способа разделения изотопов тяжелых металлов для атомной промышленности СССР. А во-вторых, поскольку нико­гда не был мили­та­ри­стом, уча­стие в совет­ском атом­ном про­екте откры­вало перед ним, и его коллегами воз­мож­ность зани­маться насто­я­щей высо­кой нау­кой: 10 мая подготовил, не Гитлеру – Сталину письмо, в котором говорил: «приношу уверения, что буду с особой радостью приветствовать совместную работу моих упомянутых выше и оставшихся вполне работоспособными институтов с центральными научными учреждениями СССР».

21 мая 1945г. М. фон Арденне вместе с семьей при­был в Москву, а на ближайшем совещании Л. Берия даже попробовал предложить ему руководство советским Атомным проектом. О чем он вспоминал так: «На обдумывание у меня было не более 10 секунд, хотя от ответа зависела судьба тысяч соотечественников, и дословно ответил, что такое важнейшее предложение рассматриваю как большую честь для меня, т.к. это есть выражение исключительно большого доверия к моим способностям. Но решение этой проблемы имеет два различных направления: разработку собственно атомной бомбы и разработку методов получения делящегося изотопа урана-235 в промышленных масштабах. Разделение изотопов есть отдельная и очень трудная проблема, и потому я и предлагаю, чтобы она стала главной нашего института и немецких специалистов, а сидящие здесь ведущие ядерщики Советского Союза выполнили большую работу по созданию атомной бомбы для своей родины».

Берия с этим согласился, но для возможностей работы здесь, в Советском Союзе, Арденне была перевезена вся аппаратура и работающая урановая центрифуга его Лаборатории, оборудование берлинского Физического института им. М. Планка, входящего в объединение «Институт кайзера Вильгельма», Института химии и металлургии, электротехнических лабораторий «Сименса», Физического института Министерства почт. В том числе, отработанные схемы промышленного атомного реактора и реактора-размножителя, которых в СССР пока не существовало. Был перевезен демонтированный под Веной радиоламповый завод, вольфрамовые вакуумные печи которого сыграли большую роль в получении глубокого вакуума; три циклотрона, мощные электромагниты, электронные микроскопы, осциллографы, трансформаторы высокого напряжения, сверхточные приборы и пр. И все с документацией и реактивами, запасами пленки и бумаги для самописцев, фоторегистраторов, проволочные магнитофоны для телеметрии и оптика. Были доставлены и 15 тонн очищенного до требуемого уровня металлического урана, что существенно сокращало работу над нашей бомбой.

И, естественно, в помощь Арденне, кроме немецких механиков, электротехников и стеклодувов, добровольно приехали и свыше 200 виднейших немецких физиков (половина из которых доктора наук), радиоинженеров и мастеров – все они находились не на положении заключенных, а именовались «иностранными специалистами» и их дети учились в советских школах. Правда, еще больше урана и специалистов во главе с руководителем немецкого атомного проекта нобелевским лауреатом Вернером фон Гейзенбергом вывезли США, но, все-таки, все равно вполне можно сказать, что вам, американцы –  фон Браун, а нам – фон Арденне, которого в Германии звали «наш Эдисон».

В Москве немецким ученым, многие из которых прибыли с женами и детьми, мебелью, книгами и даже посудой, были созданы все условия для плодотворной работы, с высокими зарплатами и полноценным питанием в объекте строгого режима близ Октябрьского поля, где сейчас Курчатовский институт, официально тогда называемого НИИ Главмосстроя №9. Лучшим из них было придано по 5-6, желательно немецко-говорящих наших инженеров, а сами немцы работали со свойственной им добросовестностью и даже участвовали наравне с нашими в социалистическом соревновании.

Арденне с женой жил на территории этого объекта в двухэтажном комфортабельном особняке, куда из Лих­тер­фельде были пере­ве­зены вели­ко­леп­ный рояль, на котором музицировала супруга,  кар­тины и дру­гое иму­ще­ство зна­ме­ни­того физика.  А чуть позднее НКВД для него, и при­е­хав­ших с ним из Гер­ма­нии сотруд­ни­ков на берегу Сухумской бухты, на базе сана­то­рия «Синоп» под Сухуми, орга­ни­зо­вало центр по иссле­до­ва­нию про­блем обо­га­ще­ния и раз­де­ле­ния изо­то­пов урана для совет­ского атом­ного про­екта – Инсти­тут «А» (по началь­ной букве фами­лии Арденне). Рядом был еще санаторий «Агудзеры», который тоже отдали под немецких физиков, и Арденне ста­но­вится науч­ным Руко­во­ди­те­лем. Инсти­тут «А» рас­по­ла­гался в денд­ро­парке, немец­кие спе­ци­а­ли­сты жили за высо­ким зеле­ным забо­ром, в 100 м от инсти­тута. У них было 5 длин­ных двух­этаж­ных домов с кори­дор­ной систе­мой раз­ме­ще­ния ком­нат и мест общего поль­зо­ва­ния, было еще 5 спа­рен­ных фин­ских доми­ков рядом с пар­ком, в кото­рых про­жи­вали с семьями немцы более высо­кого долж­ност­ного уровня. В любое время суток для поездки в город, на рынок или в магазины они могли выйти из зоны, но с сопро­вож­да­ю­щими, кото­рые дежу­рили круг­ло­су­точно.

Сам фон Арденне в создании атомной бомбы не участвовал, но главной его задачей был поиск разных методов разделения изотопов урана для советского атомного проекта, очистка урана в промышленных объемах. Одними из пер­вых дости­же­ний Инсти­тута «А» стали два масс-спек­тро­графа кон­струк­ции М. фон Арденне с сек­тор­ными маг­ни­тами с углом 60°: пер­вый был с оди­нар­ной фоку­си­ров­кой, вто­рой – с двой­ной фоку­си­ров­кой.  Пред­на­зна­чались для точ­ного изме­ре­ния масс ядер ато­мов и изо­то­пов всех извест­ных эле­мен­тов. Был создан мощный источник ионов для масс-спектрометра для анализа смесей изотопов урана, появилась совершенная технология производства урана-235 -«начинки» первой советской атомной бомбы. За что уже в 1947г. штандартенфюрер Гитлера, барон Манфред фон Арденне «За изобретение электронного микроскопа» стал Лауреатом Сталинской премии.

Поста­нов­ле­нием от 1 июля 1950г. Центр был преобразован в НИИ № 5 ПГУ – Сухумский физико-технический институт (СФТИ), научным руководителем которого некоторое время был Арденне, а  позднее руко­во­ди­те­лем Лабо­ра­то­рии. Важ­ней­шей зада­чей была раз­ра­ботка цен­три­фуги для раз­де­ле­ния изо­то­пов урана, и был создан уникальный подшипниковый узел газовой центрифуги. В 1952г. Манфред изобрел прецизионный осциллограф, в 1953г. в СФТИ всту­пил в строй цик­ло­трон, поз­во­ляв­ший уско­рять дей­троны и про­тоны до энер­гий 10 -20 МэВ, при интен­сив­но­сти более 100 мА, пред­на­зна­чен­ный для иссле­до­ва­ния ядер­ных реак­ций и радио­ак­тив­ных изо­то­пов в широ­ком диа­па­зоне масс ядер. Масс-спек­тро­граф с боль­шой све­то­си­лой и пре­дельно малыми ошиб­ками ионно-опти­че­ского изоб­ра­же­ния поз­во­лил зна­чи­тельно повы­сить точ­ность изме­ре­ния масс атом­ных ядер, спо­соб­ство­вал даль­ней­шему раз­ви­тию масс-спек­траль­ного ана­лиза веще­ства, а «За электромагнитное разделение изотопов и получение лития-6» экс- штандартенфюрер в 1953г. стал Лауреатом второй Сталинской – на этот раз II степени Премии.

В 1955г. 10-летний Советский период в его жизни закончился, фон Арденне и, практически, всем немцам, разрешили вернуться в Германию, но, естественно, в ГДР, где они продолжили свои научные работы и заняли высокие должности. Арденне по возвращении  были возвращены и доставлены обратно в Германию все приборы, конфискованные в 1945г. От правительства ГДР он получил разрешение на владение недвижимым имуществом рода Арденне, и в бывшем фамильном имении «Белый олень» в Дрездене организовал, вложив туда большую часть состояния – а оно, после работы в СССР было немаленьким – первый в социалистическом мире частный научно-исследовательский институт, в котором работали 500 человек. Включая трех его сыновей –  будущих докторов наук, средний из которых Александр родился в 1949г. в Сухуми.

В 1956г. фон Арденне – Почетный профессор Дрезденского технического университета. В 1957г. разработал метод лечения онкологических заболеваний с помощью гипертермии и эндорадиокапсулу. В 1958г. награжден первой Национальной премией ГДР, а в 1965 г. – вторично. Сконструировал многокамерную печь для плавки электронным лучом, а также ряд электронно-медицинских приборов. За свою жизнь он автор более 600 патентов, в 1989г. – Почетный гражданин г. Дрездена, последние годы успешно занимался физическими методами борьбы с раком. Скончался экс- штандартенфюрер Гитлера, Сталинский лауреат, Национальный Герой ГДР Манфред фон Арденне 26 мая в 1997 г. в возрасте 90 лет. И против кого: СССР или еврофашизма он сражался? Ответ очевиден. Похоронен на Лесном кладбище Вайсер-Хирш в Дрездене.

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!