60 лет без..

dadmin Газета, Статьи из газеты №17 (2019)

15 октября 1959г. – малоизвестная историческая дата, о которой, практически, мало кто помнит, но принципиальная. В этот день был ликвидирован Степан Бандера, и мир уже 60 лет без него. А принципиальность в том, можно ли вообще как-то помнить и отмечать даты ликвидации кого-то? Для руководства нынешней нацистской Украины, для которого Бандера национальный Герой – просто преступно, недаром же оно, как и руководство, цивилизованно толерантных США, всегда голосуют против любых резолюций на Генеральных сессиях ООН с осуждением «героизации нацизма и его пособников». Но что заставляет, все-таки, вспомнить и разобраться, на чьей стороне Истина: знать и помнить за что, все-таки, ликвидации подлежал, или славить, и горестно, как павшего Героя поминать?

Но для того начать надо с иерархии созданной в 1929г. Организации украинских националистов (ОУН), возглавили которую два полковника-галичанина, еще в Первой мировой в составе Австро-венгерских «сечевых стрельцов» воевавших с «москалями»: Евгений Коновалец и его помощник Андрей Мельник. Был в их рядах также активно проявивший себя, также родившийся в Галиции Степан Бандера, однако, особенно после того, как Польша вступила в союз с нацистской Германией, которой все галичане симпатизировали – между ним и полковниками усилилось разногласие. Коновалец лично в 1933г. указывал, что от активных антипольских («ляхов» оставив в стороне) действий надо стараться отойти, сосредоточившись, в основном, на борьбе с «москалями, жидами и большевизмом», но Бандера не слушал, и, кроме ряда других терактов, в июле 1934г. организовал убийство министра внутренних дел Польши Б. Полторацкого. За что поляками был приговорен к смертной казни, замененной, правда, пожизненным заключением, которое и отбывал. Естественно, что в таких условиях Е. Коновалец своим преемником видеть мог только А, Мельника, хотя «ляхов» тот тоже генетически ненавидел, и после ликвидации 23 мая 1938г. Е. Коновальца в Роттердаме, А. Мельник 27 августа 1939г. получил полномочия «вождя», стал символом национально-освободительного движения ОУН.

Однако у захвативших в сентябре 1939 г. Польшу гитлеровцев были на этот счет свои мнения – очень уж независимой Украину видеть они не желали, и, видя в Мельнике «вождя» именно такого, мыслящегося им государства, освободив Бандеру, решили вбить между ними клин. Выпустив тому на подмогу еще и молодых, также за терроризм осужденных украинских националистов, и эта «молодежная группа» во главе с Бандерой против «стариков» А. Мельника стала претендовать на полную власть. В феврале 1940г., внося раскол, Бандера своих сторонников увел, созвал в Кракове конференцию, и поделил все на «мельниковцев» – ОУН (м) и «бандеровцев» – ОУН (б). Причем с таким неприятием, что созданный им революционный трибунал вынес Мельнику и его активистам смертный приговор, и в ближайшие же месяцы бандеровская Служба безопасности уничтожила до 400 «мельниковцев», за что те в ответ убили около 200 сторонников Бандеры.

И, кроме того, был еще в 1926г. германской военной разведкой завербованный галичанин Роман Шухевич, который Бандеру поддержал, а против Мельника выступил. И, чтобы силы крепить, окончив немецкую офицерскую школу, с санкции руководителя Абвера адмирала Канариса, с которым Бандера лично встречался, в феврале 1941г. стал создавать, подчиненный Абверу батальон ваффен-СС с «нежным» названием «Нахтигаль» («соловей»). Занимая в нем должность украинского заместителя командира в чине гауптмана (капитана) – командиром был нацист Теодор Оберлендер. Весной началась переброска в УССР хорошо обученных кадров ОУН с целью подготовки восстания, осуществлено было более 100 убийств и покушений на советских работников, распространялись листовки, возросли, случаи саботажа и диверсий, усилилась разведывательная активность. От Абвера на то получили 2,5 млн. марок, а в документах Съезда – 1941 значилось, что ОУН (б) «готова, к сотрудничеству с гитлеровской Германией для совместной борьбы против Москвы».

И, когда началась война, «Нахтигаль» вместе с немцами – как встречали, приветствуя и Гитлеру и  Бандеру см. фото Глинских ворот на Жовквевском замке на Львовщине – и даже опережая их, бросился «освобождать рiдну нацистську Украiну», первым в ночь на 30 июня вошел во Львов. А днем на многотысячном митинге Бандера огласил «Акт возрождения Украинского государства», и, пользуясь безвластием после отхода Советской армии и только что приходом Вермахта, украинские органы самоуправления стал создавать, немцев как бы, при этом, игнорируя. А Шухевич и его «Нахтигаль» организовывали отряды националистической милиции, в «по-соловьиному нежном» еврейско-польском многотысячном львовском погроме сыгравшей ключевую роль.

И тут расхождение между Бандерой – Шухевичем, и Мельииком, но с обратным уже знаком, со стороны немцев сказалось. Первые решили, что хотя Германия – их ударная «союзная сила» против «кацапов, ляхов и жидов», но, чтобы на Украине построить независимое моноэтническое государство. А немцам, что Бандера на национализм Актом своим слишком уж напирает – не понравилось; ему, провозглашенному «великим вождем украинской нации», во Львове пояснили, что никакой «самостийной» в планах не значится – только Третий Рейх с вождем «всех народов Рейха» Гитлером. А поскольку от публичного отказа от Акта своего отказался –  в середине сентября был арестован, а в начале 1942г. помещен в специализированный барак для политических персон в Заксенхаузене. Правда, жил там так, что одно восхищение: не носил тюремную робу, не работал на принудительных работах, питался в столовой команды СС, содержался в меблированном двухкомнатном (с гостиной и спальней) помещении с картинами на стенах и ковром на полу, где встречался с женой, и получал посылки. На день его камера не запиралась.

Арестован был только он, бойцы-сподвижники оставались на свободе, организованно, объединившись, воевать желали, и идти можно было только к зам. командира батальона ваффен-СС «Нахтигаль» гауптману Шухевичу, арестован который не был. «Нахтигаль» вошел в батальон шуцманшафта, а он против «ляхов, жидов и кацапов» в лесных районах стал формировать отряды, поддерживаемые населением. 14 октября 1942г. было объявлено об образовании Украинской повстанческой армии (УПА),  Шухевич стал ее Главнокомандующим, а его «гарнi хлопцi» – ОУНовцы в этнических чистках «славно поработали» в Бабьем яру, Хатыни, и в «знаменитой», конечно, Волынской резне. Где под его началом вечером 11 июля 1943г. отряды ОУН (б) и УПА одновременно атаковали более 150 польских населенных пунктов и всю ночь с неистовой жестокостью «чистили» польское гражданское население, погибло которого свыше 50 тыс.

А более аккуратный А. Мельник, хотя также был всегда за Україну самостиїну, но «опыт» раскола 1940г., памятуя, пошел по пути иному. Провозглашение бандеровцами такой осудил, в немцах видел естественных союзников, обращаясь к Гитлеру, 6 июля 1941г. дипломатично писал, что «Украинский народ как никто другой, борясь за свою свободу, всей душой проникается идеалами новой Европы. Стремление всего украинского народа – принимать участие в осуществлении этих идеалов» (что сильно напоминает Украину современную). Фюрера в 1942г. заверил, что «руководящие круги на Украине стремятся к самому тесному сотрудничеству с Германией», а 5 июля 1941г. от ОУН (м) издал листовки, в одной из которых говорилось: «Смерть жидовским прихвостням – коммунобольшевикам!», а другая была обращена к молодым украинцам: «ОУН несет Тебе, украинская молодежь, освобождение, свободу и светлую национально-естественную жизнь на Твоей земле, где не будет: ни кацапа, ни жида, ни ляха».

Однако реально судьба легально действовавших сторонников Мельника складывалась не слишком удачно: почти все в январе-феврале 1942г. были арестованы, а некоторые даже и казнены; какая-то часть полувоенных формирований ОУН (м) была включена в состав полиции, а остальные к 1943г. просто перешли к «бандеровцам» в УПА.  С чем сам Мельник смириться не желал, и в большую заслугу ему надо поставить организацию «славной дивизии героев» СС «Галичины». Ибо создавалась она не только на энтузиазме против «москалей, ляхов и жидов», но и на огромнейшем желании как можно скорее подставить свое солидарное плечо своим, «немного пострадавшим» под Сталинградом немецко-фашистским союзникам. Почему 4 марта 1943г. на стол Гиммлеру попало обращение А. Мельника, что «Пришло время включить Украину (точнее ОУНовцев) в антибольшевистский фронт. Необходимо сформировать боеспособное украинское войско, которому мы во имя победоносного окончания борьбы с Москвой придаем огромное значение, стремимся отдать себя в распоряжение главного командования ваших вооруженных сил».

28 апреля о создании освободительной «гордости» – дивизии СС «Галичины», в которой статус украинского добровольца приравнивался к немецкому военнослужащему, официально было объявлено. В нее с огромнейшим энтузиазмом (и это ли не радость и счастье всех свидомых украинцев) бросилось записываться 82 тыс., из которых записали 52 875. А когда те прибыли на вербовочные пункты, то годными по росту, возрасту и воинской подготовке 27 тыс. 19 тыс. из них с текстом присяги: «Я служу тебе, Адольф Гитлер, как фюреру и канцлеру Германского рейха, верностью и отвагой. Я клянусь тебе, и буду покоряться до смерти. Да поможет мне Бог» – призвали, и конкретно к месту сбора дивизии прибыло 13 тыс. (остальные в запасе). Униформа дивизии была стандартно-немецкой, но на правом рукаве была еще и нашивка с изображением галицкого льва и трех корон, ибо официальным названием 30 июля так и было принято: добровольческая дивизия СС «Галичина». С той только тонкостью, что интерпретировать аббревиатуру надо не как традиционно полицейские «охранные отряды» (SS, Schutzstaffel), а как продолжателей «славных традиций» украинских «сечевых стрельцов» (СС) для целей карательных и фронта.

Но ближе к концу войны гитлеровцы решили произвести некоторую переоценку в украинских националистических силах: 26 февраля 1944г. Мельник был арестован и помещен в тот самый блок для политических персон, откуда благо достойно «сидевший» Бандера продолжал все это время осуществлять руководство ОУН (б). А того, наоборот, с заданием формировать и укреплять силы УПА через какое-то время выпустили. Выпустили в сентябре с той же задачей и Мельника, однако справиться с ней оба уже не могли, а когда война кончилась, оказались в зоне союзников и стороне советской выданы не были. Шухевича тогда советские органы знали меньше – был он и с другими именами, и паспортами, выдавая себя даже за борца с Гитлером – почему задержан и не был, а обязанности с Бандерой они поделили.

Шухевич в сложившихся условиях продолжал руководить остатками УПА, Бандера – ОУН, происходил в которой не один раскол, и шли оба к летальному своему концу. 30 мая 1947г. Шухевич решением своей «рады» остатки УПА и действующее подполье ОУН (б) объединил в единое целое, за что в окрестностях Львова советскими органами 5 марта 1950г. был ликвидирован. Мельник в ФРГ и Люксембурге тихо жил-доживал, где 1 ноября 1964г. спокойно и умер. А Бандера, проживая с семьей в Мюнхене, в конце 1940-х годов сотрудничая с американскими и британскими спецслужбами, продолжал вести антибольшевистскую борьбу, возглавлял организацию ОУН. За все такие свои нацистские деяния закрытым, секретным заседанием Верховного Суда СССР в 1949г. был признан Государственным преступником и приговорен к высшей мере. Однако как привести в исполнение, да еще и в ФРГ, в Мюнхене, да и еще и когда Бандера без охраны, практически, нигде не появляется?

И подготовка началась. Для исполнения, пусть и не скорого, был избран также родившийся на Западной Украине, в националистической семье Богдан Сташинский с весьма интересной биографией. Несмотря на то, что активное националистическое воспитание произвело, влияние на его сестер Марию и Ирину – они были связными отряда бандеровцев, которым помогали как во время войны, так и после, а сам Богдан в детстве даже распространял антисоветские листовки, собирал деньги на бандитские нужды ОУН и встречался подпольщиками. Но, повзрослев и многое, переоценив, когда в 1950г. дело дошло до вербовки – решение принял принципиально иное, дал согласие содействовать МГБ (позже КГБ). «Это мое последнее письмо к Вам. Живите себе, как хотите, стройте свою «самостийну» и будьте уверены, что, в конце концов, она приведет Вас в тюрьму. Если первый раз я Вас от нее выручил, то второй раз, если вы свяжитесь со своими «славными партизанами», Вам я уже не помогу», – писал Богдан в июне 1953г., спустя два годе после того, как при его участии была уничтожена группировка Ивана Лабы «Кармелюка» – жениха сестры Марии.

После первого успешного дела карьера спецагента Сташинского пошла в гору, примелькавшись в родной Львовской области, где при его помощи поймали не одного бандита, начал готовиться к заброске в Западную Германию. С 1952 по 1954гг. прошел обучение немецкому и польскому языкам,  освоил основы разведывательного дела, в июле 1954 г. в Польше начал «осваивать» свою легенду: он – родившийся от поляка сын немки, которая долго жила в Польше, во время войны оба родителя погибли, а сын решает вернуться на землю предков. Далее, уже в ГДР, обзаводясь контактами и собирая информацию, успел побыть диспетчером в гараже советского представительства и переводчиком в Министерстве внутренней и внешней торговли, познакомился и парикмахером Инге Поль, которая станет его женой.

К концу 1956г. попал уже в  ФРГ, где 12 октября 1957г. выстрелом из шприца-пистолета с раствором цианистого калия в лицо ликвидировал также жившего в Мюнхене лидера, выделившегося из ОУН (б) движения заграницей ОУН (з) Льва Ребету. И начал следить за всем, что связано с Бандерой, «готовиться» к «встрече» с ним. И 15 октября 1959г., когда Степан Андреевич,  возвращаясь с рынка, домой, у входа на Крайттманштрассе, 7 отпустил охрану, абсолютно не предполагая, что за дверью подъезда кто-то может ждать, едва вошел, от Сташинского сразу получил выстрел из такого же шприца-пистолета с таким же цианистым калием. Успел закричать, цианистый калий начал действовать, и по пути в больницу со страшным нацистом Бандерой все было кончено.

Сташинский Богдан Николаевич вместе с Поль вернулся в Москву, от правительства СССР был удостоен ордена Красного Знамени, а судьба далее сложилась сложно. По разным причинам, связанным, прежде всего, с женой Поль, они в 1961г. оказались сначала в Восточном Берлине, а далее в Западном, где он сдался властям ФРГ. Как агент КГБ за убийство Ребета и Бандеры получил 8 лет заключения, однако, отсидев 4 года, вышел и навсегда исчез. Предположительно, сделав пластическую операцию, изменил внешность, принял новое имя, и отъехал очень далеко: то ли в ЮАР, то ли в США. Да это и неважно куда, важно, что дело он тогда свое с блеском выполнил, лидер националистического движения Украины по исполнению приговора Верховного Суда СССР был ликвидирован, и сегодня уже 60 лет, как мир без Бандеры.

Где захоронен, и захоронен ли вообще Р. Шухевич, неизвестно. Предположительно, что после ликвидации, спецорганами труп был сожжен, а прах развеян. Лев Ребет был захоронен в Мюнхене, но 30 октября 2010г. по настоянию нынешних властей прах его был торжественно, в присутствии первых лиц и мэра Львова А. Садового, перезахоронен в Львове, на Лычаковском кладбище. А прах Бандеры пока покоится на кладбище в Мюнхене.  Зная, что это захоронение нациста-убийцы, могила неоднократно осквернялась надписями и разрушениями. В августе 2014г., когда нацисты на Украине развязали войну против собственного неугодного народа, был даже разбит большой крест с надгробья. На что нацисты из обломков в 2015г. в родовом гнезде Бандеры сделали «Аналог мюнхенской могилы», но перезахоранивать прах полностью опасаются. На Украине еще достаточно антинацистов, и даже в родном с. Старый Угринов на Ивано-Франковщине памятник «герою» Бандере взрывали дважды. И потому, по существу, до Истинности исполнения приговоров касательно Бандеры, Шукевича или Ребета.

Уставом Международного военного трибунала (Нюрнбергского) преступлениями, влекущими за собой индивидуальную ответственность, признавались: преступления против мира, военные преступления, преступления против человечности, а Ст. 6 конкретизировала, что «руководители, организаторы, подстрекатели и пособники, участвовавшие в составлении или в осуществлении общего плана или заговора, направленного к совершению любых из вышеупомянутых преступлений, несут ответственность за все действия, совершенные любыми лицами с целью осуществления такого плана». И как можно назвать то, что Бандера за моноэтническое, без «кацапов, ляхов и жидов», независимое государство на Украине призывал бороться так, что «Наша власть должна быть страшной». Как, если ближайший сподвижник Шукевич призывал, что «ОУН должно действовать так, чтобы все, кто признает советскую власть, были уничтожены. Не брать на испуг, а физически уничтожать».  «Не надо бояться, что люди проклянут нас за жестокость. Пусть из 40 миллионов украинского населения останется половина – ничего ужасного в этом нет». А когда весной 1944г. увидел, что далеко не все получилось, и фашистов гонят на Запад, сокрушался, что «об украинских массах говорит поздно. Мы их плохо воспитали, мало убивали, вешали».

И что, все это никак не подходит под «преступления против человечности»? Бандера, Шукевич, и иже с ними – и тогда, и сейчас – бандеровцы не есть те самые пособники и руководители вышеупомянутых преступлений, за которые понесли и несут ответственность? Даже в форме смертного приговора? Амен! Так должно было быть. История так рассудила.

 

Геннадий ТУРЕЦКИЙ

Дорогие читатели, поддержите газету! Наша газета в Ваших руках, всё, что Вам нужно сделать, это нажать на кнопку Вконтакте, которая находится выше этой надписи. Вы можете сделать репосты любого числа наших статей. Помогите газете и мы будем писать еще больше, интереснее и активнее!